БРЕСТСКОЙ КРЕПОСТИ ОБОРОНА 1941 г.

Дата создания: 15.06.2023 14:54:22

Дата изменения: 01.03.2024 11:57:35


location Google location Yandex

Брестская крепость


Бре́cтской кре́пости оборо́на 1941 г. Героическая оборона Брестской крепости (22 июня — июль 1941) во время Великой Отечественной войны.


История

Брестская крепость находится в западной части г. Брест; построена в 1842 г. на месте средневекового Брест-Литовска (Берестье) с целью укрепления границы Российской империи. Изначально представляла образец бастионной крепости площадью 4 км², располагаясь на четырёх островах-укреплениях, защищённых валом и рвом протяжённостью 6,4 км, а с 1880‑х гг. являлась фортовой крепостью с общим обводом 45 км. Центральное укрепление — Цитадель — замкнутая 2‑этажная оборонительная казарма протяжённостью 2 087 м (стены толщиной 1,8 м) с встроенными амбразурами и бойницами. Предмостные укрепления с редутами, системой бастионов и валов прикрывали подходы к Цитадели и были связаны с ней четырьмя воротами и мостами: Тереспольское укрепление — Тереспольскими воротами и подвесным мостом через р. Западный Буг; Волынское укрепление — Холмскими воротами и подъёмным мостом через левый рукав р. Мухавец; Кобринское — Брестскими и Белостокскими (Бригитскими, Бригидскими) воротами и мостом через правый рукав Мухавца. Четыре барбакана (полубашни), 560 казематов, фортификационные, жилые сооружения и коммуникации предназначались для размещения людских, материальных ресурсов и вооружения русской армии.

Мощь стен и сила духа находившихся в крепости войск прошли испытания четырьмя войнами: Первая мировая (1914–1918), советско-польская (1920), начало Второй мировой (1939), начало Великой Отечественной (1941). Здесь в марте 1918 г. был подписан Брестский мир, сыгравший важную роль в судьбе страны.


Части Красной армии в Брестской крепости накануне войны

Накануне Великой Отечественной войны в крепости дислоцировались части 6‑й и 42‑й стрелковых дивизий 4‑й армии Западного особого военного округа, подразделения 17‑го Краснознамённого пограничного отряда, 33‑го отдельного инженерного полка и медицинский персонал госпиталя окружного подчинения, часть 132‑го отдельного батальона конвойных войск НКВД, приписной состав — призванные на 45‑дневные сборы из регионов Брестской области; жили семьи военнослужащих. Некоторые части или их подразделения находились в лагерях, на полигонах, на строительстве укреплённого района. В первые минуты войны Брестская крепость подверглась массированному артиллерийскому обстрелу, в результате чего склады, военные объекты, водопровод были уничтожены, прервалась связь; рядовой и командный состав понёс потери в живой силе, что не позволило всем выйти в район сбора по тревоге и организовать единое командование боевыми действиями. Среди командиров, которые погибли при попытке пробиться в расположение своих частей, был командир 455‑го стрелкового полка майор Я. А. Лицит.


Планы противника и боевые действия 22 июня

Задача овладения Брестской крепостью была возложена на 45‑ю пехотную немецкую дивизию (до 17 тыс. солдат и офицеров) при взаимодействии с 31‑й и 34‑й пехотными дивизиями 12‑го армейского корпуса 4‑й армии вермахта, двумя танковыми дивизиями 2‑й танковой группы Г. Гудериана при поддержке авиации и частей усиления, которые имели сверхмощные артиллерийские системы. Учитывая внезапность и техническую обеспеченность вторжения, противник предполагал сходу овладеть Брестской крепостью, захватив Цитадель, предмостные укрепления, заставить гарнизон сдаться. Передовые роты врага через Тереспольское укрепление и Тереспольские ворота ворвались в Цитадель, овладев зданием клуба 84‑го стрелкового полка, откуда корректировали огонь. В дальнейшем, чтобы соединиться с другими группами, прорывающимися со стороны Волынского и Кобринского укреплений, блокировать отход наших подразделений, развили наступление к Брестским и Холмским воротам. Встречная атака наших подразделений (контратака) у Холмских ворот, поддержанная на других участках Цитадели, сорвала планы противника, заставила его изменить тактику. Бои в крепости приняли затяжной характер на всех укреплениях.

К исходу 22 июня, отмечая упорство и многочисленные попытки прорывов организованных и одиночных групп через кольцо окружённой к 9 часам утра крепости, командование 45‑й пехотной немецкой дивизии вынуждено было не только использовать свои резервы, но и принять решение с наступлением темноты оставить отдельные занятые участки. Превосходящим в несколько раз силам врага противостояли оставшиеся в крепости около четырёх тысяч человек: командиры и политработники, бойцы и воспитанники музыкантских взводов, медперсонал и члены их семей. Высокая боевая выучка и стойкое сопротивление сорвали выполнение поставленной задачи по овладению крепостью в обозначенные сроки, нанесли урон в живой силе, обеспечив половине личного состава выход в район сбора по боевой тревоге. Командир 125‑го стрелкового полка майор А. Э. Дулькейт и командир 1‑го батальона капитан Г. А. Ландышев, приведя подразделения в боевой порядок, заняли оборону на внешнем валу, а позже прорвались в Брест.


Бои на Тереспольском укреплении

На Тереспольском укреплении (Западный остров) оборону возглавили старшие лейтенанты Ф. М. Мельников и А. С. Чёрный, лейтенант Жданов. Пограничники контролировали дорогу от границы, пересекающую весь остров, удерживали вал над Бугом, препятствуя противнику пробиться к гаражам. На отдельных участках атаки приходилось отражать штыковыми ударами. Оставшиеся в живых 25 и 30 июня предприняли попытки пробиться в Цитадель и на Кобринское укрепление, но понесли большие потери убитыми, ранеными и попавшими в плен.


Бои на Волынском укреплении

Волынское укрепление (Южный остров) удерживали курсанты полковой школы младших командиров 84‑го стрелкового полка 6‑й стрелковой дивизии под командованием лейтенанта М. Е. Пискарёва, а в расположении госпиталя — медики под руководством начальника госпиталя военврача 2‑го ранга Б. А. Маслова, батальонного комиссара Н. С. Богатеева, военврача 2‑го ранга С. С. Бабкина. Разрушенные смертоносным огнём госпитальные здания загорелись, похоронив десятки больных, раненых, медицинских работников. Под прикрытием сильного огня 24 июня противник захватил укрепление.


Бои в Цитадели

В Цитадели в первый день сформировались самостоятельные участки обороны: район Тереспольских ворот, здание пограничной заставы и казарма 333‑го стрелкового полка 6‑й стрелковой дивизии — под командованием начальника 9‑й пограничной заставы лейтенанта А. М. Кижеватова, лейтенантов А. Е. Потапова, А. С. Санина и старшего лейтенанта Н. Г. Семёнова из 333‑го стрелкового полка. Отдельные участки оборонительной казармы этого направления удерживали воины 132‑го отдельного батальона конвойных войск НКВД (под командованием сержанта К. А. Новикова, замполитрука Ш. М. Шнейдермана), 31‑го отдельного автотранспортного батальона (капитан Я. Д. Минаков), в башне Тереспольских ворот — группа курсантов полковой школы 333‑го стрелкового полка под командованием лейтенанта А. Ф. Наганова. Северную часть оборонительной казармы защищали бойцы и командиры 44‑го стрелкового полка 42‑й стрелковой дивизии под командованием старших лейтенантов А. И. Семененко и В. И. Бытко, младшего лейтенанта И. В. Сгибнева; у Брестских ворот — группы лейтенантов С. И. Попова, А. А. Виноградова, политрука П. П. Кошкарова, старшего лейтенанта Н. Ф. Щербакова, лейтенанта В. А. Иванова. Белый дворец и Инженерное управление удерживали военнослужащие во главе с лейтенантами А. М. Нагаем, М. А. Галустьянцем и красноармейцем А. К. Шугуровым. Обороной казармы 84‑го стрелкового полка и координацией действий в центре Цитадели командовал полковой комиссар Е. М. Фомин. Совместными действиями удалось остановить продвижение противника в Цитадель со стороны предмостных укреплений. Ощутимую помощь оказывали разведывательные машины и лёгкие танки 75‑го отдельного разведывательного батальона, которые, не сумев вырваться из кольца окружённого центрального острова, перемещались по нему, поддерживая огнём группы защитников в помещениях.

Не имея достаточного количества боеприпасов, медикаментов, продовольствия и воды, будучи в ответе за находящихся рядом женщин, детей и раненых, защитники противостояли нарастающему артиллерийскому обстрелу и широкому использованию агитационных средств. С каждым днём кольцо, сжимавшееся вокруг крепости, сужало очаги обороны Цитадели.

К 24 июня защитники восточной части Цитадели сконцентрировались в казематах, примыкающих к Брестским воротам. В подвале 33‑го отдельного инженерного полка состоялось совещание командиров и политработников, на котором, исходя из создавшейся обстановки, было принято решение объединить силы в сводную группу и возложить командование на заместителя командира 44‑го стрелкового полка капитана И. Н. Зубачёва, его заместителем назначить полкового комиссара Е. М. Фомина, начальником штаба — лейтенанта А. И. Семененко. Решение было записано в приказе № 1. На разные участки обороны были отправлены связные, чтобы сообщить о создании штаба и принятых им решениях: о взятии на учёт всех подразделений и боевых потерь, о формировании сводной группы для организованного боевого действия и выхода из крепости. Головную группу прорыва из четырёх взводов в составе 120 человек как можно лучше вооружили, для их поддержки в руинах казармы оборудовали дополнительные огневые точки. Однако мощный артиллерийский огонь, а затем и обстрел из танков не дали реализовать замысел. Оставшиеся в живых защитники Цитадели подверглись новому испытанию: с крыш до уровня оконных проёмов немцы спускали подрывные заряды и поджигали их; взрывая стены внутренних помещений, зачищали один каземат за другим, выжигая труднодоступные участки огнемётами.


Бои на Кобринском укреплении

На Кобринском укреплении ближе всех к границе размещался 131‑й лёгкий артиллерийский полк 6‑й стрелковой дивизии, где с началом боевых действий дежурный по полку младший лейтенант И. Д. Журбенко предпринял меры по организации отпора врагу. В районе Западного форта и домов командного и начальствующего состава в течение нескольких дней держались лейтенант П. И. Давыдов, капитан В. В. Шабловский, старший политрук И. М. Почерников.

В казематах Восточного вала сражались бойцы 98‑го отдельного противотанкового артиллерийского дивизиона под командованием лейтенанта И. Ф. Акимочкина и старшего политрука Н. В. Нестерчука. Все, кто не смог пробиться через простреливаемые ворота внешнего вала и кольцо окружения, отходили в Восточный форт, где в казематах подковообразного двора были образованы 2 линии обороны. Под командованием командира 44‑го стрелкового полка майора П. М. Гаврилова, политрука С. С. Скрипника, командира 18‑го отдельного батальона связи капитана К. Ф. Касаткина упорное сопротивление противнику оказывало более 400 человек из 393‑го отдельного зенитного и 98‑го отдельного противотанкового артиллерийских дивизионов, 333‑го стрелкового полка, других подразделений и служб, пограничники. В ходе боёв была создана партийная организация, развёрнут лазарет, который возглавила военфельдшер Р. И. Абакумова. Посильную помощь им оказывали женщины и дети — члены 10 семей. Плотный пулемётный (из счетверённой зенитной установки), ружейный огонь не давал подступиться к форту, приковывая большие силы противника и приводя к ощутимым потерям.

Непрерывный штурм Восточного форта с прицельной бомбардировкой 500‑килограммовыми и 1800‑килограммовой бомбами и использованием огнемётов был предпринят 28–29 июня. Сумевшие избежать пленения, защитники форта отошли в отдельные укрытия, продолжая ночные вылазки и попытки пробиться из блокированного форта. Нескольким защитникам 12 июля удалось добраться до оконечности внешнего вала с севера — капонира Кобринского укрепления, где 23 июля майор П. М. Гаврилов принял последний бой. Дата пленения майора П. М. Гаврилова и замполитрука Г. Д. Деревянко, стоявшего до конца в восточной части главного вала Кобринского укрепления, как и одна из надписей: «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина. 20/VII‑41 г.» — являются свидетельством хронологии обороны и стойкости Брестской крепости, в которой представители более 30 национальностей и народностей Советского Союза стояли за честь и достоинство своего Отечества.


Увековечение памяти защитников Брестской крепости

За исключительные заслуги защитников Брестской крепости перед Родиной и в ознаменование 20‑летия Победы в Великой Отечественной войне 8 мая 1965 г. указом Президиума Верховного Совета СССР крепости было присвоено почётное звание «Крепость-герой» с вручением ордена Ленина и медали «Золотая звезда». Защитники крепости награждены орденами и медалями, их именами названы улицы, их подвиг увековечен в книгах, кинофильмах.

На территории Брестской крепости 25 сентября 1971 г. был открыт мемориальный комплекс «Брестская крепость-герой», который объединяет скульптурно-архитектурный ансамбль, фортификационные сооружения, места боёв и захоронений, музейные экспозиции и тематический ландшафт.